Интересные книги:

    Вы пока не выбрали интересующие Вас книги

Лучше Познер, чем никогда

Я написал для "Города N" материал про Владимира Познера.
В газету, как вы понимаете, он попал в размере половины. Ибо газета не резиновая. Материал вышел только в этот вторник. Я выкладываю для читателей  полный вариант статьи.

Владимир Познер спросил бы у Бога: «Как тебе не стыдно?»

К 17 часам у закрытых дверей «Книжного мира» на углу Буденовского и Садовой собралась непривычно большая толпа. Дефицит книг ушёл в далёкое прошлое и возвращаться оттуда не собирается. Наоборот, торговля бумажными книгами с появлением интернета и читалок-ридеров медленно, но неотвратимо уступает место под солнцем электронным книгам.
Но сегодня – праздник! Звезда телеэкрана Владимир Познер приехал в Ростов и будет общаться со зрителями и читателями «вживую», в стенах книжного магазина.
Двери открыты, люди протискиваются в магазин и встают в длинную очередь к кассе. Гость ещё не приехал и можно купить новую книгу Владимира Познера «Прощание с иллюзиями».
Подъезжает «ауди» с гостем, директор «Ростовкниги» Виталий Минка буквально руками расталкивает автомобили и автобусы, норовящие припарковаться на свободный пятачок у «Дома Книги».

Владимира Владимировича проводят к гостевому столику вглубь торгового зала магазина, заполненного до предела.
К столику пробиться невозможно. И сидящего за ним гостя совершенно не видно. Но в ближней части магазина висит большой монитор и идёт трансляция. Читатели видят и слышат своего любимого телеведущего, как привыкли за много лет, по телевизору.

Ещё одна колонка выставлена на улицу и несколько человек слушают беседу, стоя на свежем воздухе.
Чтобы задать свой вопрос, читатели поднимают вверх руки с книгами.

Владимир Познер поприветствовал всех собравшихся и начал беседу:
«Автографы дам всем желающим, но в первую очередь тем, кто с моими книгами. На бумажках тоже подпишу, но потом, если успею».

Несколько ответов из долгой двухчасовой встречи.

«Прощание с иллюзиями» появилось на свет благодаря моему американскому другу. Я отвечал на вопросы, о которых мы говорили. Книга написана давно и сейчас я на многие вещи смотрю иначе. Я сначала хотел переписать заново, но решил, что это неправильно. Я оставил текст таким, как он был написан мною давним, дописав (в книге - другим шрифтом) комментарии меня сегодняшнего».

«Я не могу ничего сказать про казачество просто потому, что не разбираюсь в вопросе. В последнее время стало модно «во всём разбираться». Но я не высказываю своего мнения на темы, в которых не имею глубокого знания вопроса».

«Я не пользуюсь социальными сетями. Я согласен, что это хорошая и нужная вещь, но социальные сети и блоггеры никогда не смогут занять нишу профессиональной журналистики. Журналист – это профессионал, а блоггер – это забава. Мы можем сколько угодно обсуждать хирурга – плохой он, хороший, как он делает операцию, но при этом мы не вправе взять в руки скальпель».

«Я говорю на трёх языках. И на них же и думаю. Я думаю на том языке, на котором говорю в настоящий момент. Я всегда скучаю по дому. В Америке (когда я там долго живу)  я скучаю по России и Франции. Во Франции – по России и Америке. В России – по Америке и Франции. Во Франции у меня острее ощущение дома. Хотя, как биолог, я с трудом понимаю значение термина «национальность». Этот фактор не идентифицируется биологическим анализом человека. Что такое национальность? Я, видимо, в большей степени себя считаю французом. Но я не могу сказать, что в моих жилах течёт французская кровь. Перелейте кровь русского или испанца французу – и он будет с нею жить, если группа крови совпадает».

Владимир Владимирович всерьёз воспринял безусловно шуточный вопрос молодого человека «Почему книги стоят дороже, чем пиво?» и долго высказывал своё возмущение такой гражданской позиции, когда люди хотят, чтобы книга была дешевле пива. Что пиво – это продукт массового производства, а в издание книги, помимо типографских и торговых расходов входит труд автора. Что те, кто предпочтёт кружку пива книжке, являют собой низкий культурный уровень и он таких людей не одобряет. В общем, шутка не удалась.

«Во что я верю? В то, что дважды два – четыре. Вера – для слабых людей. Но с верой легче стареть и приближаться к смерти. Потому, что так есть надежда на какое-то продолжение. Я атеист в том смысле, что я не верю в религию. Религия и вера это совершенно разные вещи. Так же как идеи коммунизма – это замечательная утопия, но коммунистическая партия СССР – это преступная группа.

Мне часто задают вопрос, что бы вы спросили у Бога. Я бы его спросил: «Как тебе не стыдно? Во всём мире умирают невинные дети, цунами уносит сотни тысяч жизней. Если ты всемогущ и такие вещи происходят, то как же тебе не стыдно за всё это?»

Источник: Пишет bitutsky