Интересные книги:

    Вы пока не выбрали интересующие Вас книги

90 лет со дня рождения Т.И. Александровой

10 января 2019

10 января исполнилось бы 90 лет Татьяне Ивановне Александровой (1929 – 1983), детскому писателю , художнику-мультипликатору, иллюстратору. Человек увлеченный и трудолюбивый, Татьяна Александрова за свою не очень долгую жизнь — немногим более полувека — успела подарить людям многое. Умные и веселые сказки — про «Катю в игрушечном городе» и «Волшебный сад», написанные в соавторстве с В. Берестовым, остроумно придуманная «библиотека для кукол» «Сундучок с книжками», волшебные сказки «Кузька», «Ветер», «Этикеша», «Растяпа и Разиня», «Игрушечная школа», «Ляля Голубая, Ляля Розовая» — увлекают не только дошкольников. Ведь за оригинальной фабулой проступает нередко еще один — нравственный смысл, до которого малышам предстоит еще дорасти, а самые требовательные взрослые оценивают сразу. Это добрые сказки, сказки «на вырост», столь необходимые сегодняшнему ребенку, растущему порой в жестоком и злом мире. У Татьяны Александровой был дар прирожденной сказочницы. Она умела видеть, открывать чудесное и в знакомом человеке, и в простой травинке — и радоваться этому. Сама жизнь представлялась ей доброй,сказочно интересной и полной неразгаданных тайн. Книги Татьяна Александровой можно приобрести в магазинах АО "Ростовкнига"

Родилась она 10 января 1928г в Казани, но детство её прошло в Москве. У Татьяны Ивановны была сестра-двойняшка — Наталья. К каждой из них обращались двойным именем — Таньнаташа. Отец, в недавнем прошлом красногвардеец, работал инженером по лесосплаву и редко бывал дома, уезжая в длительные командировки. Мама — врач, подолгу задерживалась на ночных дежурствах. Старшая сестра — школьница. Огромный пятиэтажный дом на Большой Почтовой (квартира Александровых располагалась высоко — на четвертом этаже). Налаженный, хотя и не особенно богатый быт. Домашнее хозяйство ложилось на Татьяну и сестру. Рядом с ними была сказочница — Матрена Федоровна Царева, няня Матрешенька. Это она, крестьянка из Поволжья, полуграмотная, как пишет В. Берестов, определила судьбы двух советских девочек-близнецов, привила им художественный вкус, любовь к искусству, к живому, необычайно богатому народному языку, передала им как наследство свою доброту, честность, добропорядочность. Она всегда находила время побаловать своих подопечных сказкой или присловьем, была рукодельницей и всячески пыталась украсить дом. Салфетками да лентами, бумажными кружевами да яркими картинками. Мама иногда даже возмущалась: «Это же мещанство, безвкусица!» А близняшкам нравилось. Они и сами не раз пытались вырезать из бумаги узоры, правда, не всегда удачно. Пословицы, песни, истории про домовых с лешими и даже рассказы о деревенском детстве няни тоже становились Таниными сказками. Таня могла знакомую сказку превратить совсем в неведомую и сочинить новую. Увлекательные истории она умела и любила сочинять еще в школе. Недаром подруги художницы придумали смешной пароль — «Тарас», который знали все друзья близнецов Тани и Наташи Александровых. Расшифровывался пароль очень просто: «Таня рассказывает». Все интересные книжки казались Тане слишком короткими. И когда она пересказывала их друзьям, то у Буратино или мальчика Пенты из «Айболита» приключений становилось в три раза больше.
«Родиной для нее, будущей художницы и сказочницы, были дом и двор на московской улице Большой Почтовой — зимой и дача в подмосковной Малаховке — летом. Потому и друзья у нее были разные, одни — зимние, другие — летние. Я, конечно, говорю о так называемой малой родине. А во времени такой малой родиной были для нее тридцатые годы, когда она росла, и годы войны, когда сложился ее характер»,— пишет известный поэт Валентин Берестов в предисловии к замечательной книге рассказов для малышей Татьяны Ивановны «Друзья зимние, друзья летние», выпущенной уже после ее смерти издательством «Два слона» в серии «В кругу семьи» и проиллюстрированной акварелями из альбома художницы. Обе сестры увлекались рисованием. Татьяна Ивановна начала рисовать лет с четырех.
В 1941 году и мама, и папа пошли на фронт. В 1942 году отец погиб. В эвакуации Таня работала воспитательницей в детском саду. Даже находясь в эвакуации в Ярославле, девочки посещали изостудию при Дворце Пионеров, а рисунок Наташи в годы войны напечатали в «Пионерке». Переехав в Москву, сестры попали в изостудию Татьяны Александровны Луговской, талантливой театральной художницы и педагога. Под ее руководством любовь к рисованию из увлечения стала превращаться в будущую профессию, и обе девочки после школы поступили в институты с «художественным уклоном». Наташа выбрала Архитектурный, а фантазерка Таня – Институт кинематографии на отделение мультипликации.
После окончания института Татьяна Ивановна проработала несколько лет на «Союзмультфильме», потом в Пединституте. Долгое время преподавала во Дворце Пионеров детям живопись и рисунок. Что же больше всего ценила Татьяна Александровна в работах своих учителей, в искусстве народных мастеров и сказочников? Вот что писала она сама, говоря о творчестве чудесного русского художника Ефима Честнякова, всю жизнь прожившего в деревне: «Искренность, бережливость без скупости, смех без насмешки, красота без слащавости, мудрость без нравоучений, правота без подчеркивания ее, умная доброта». Татьяна Александрова верила, что только тот, кто воспитает в себе эти качества, сможет стать настоящим художником и, что самое главное, просто интеллигентным человеком. И эту веру она хотела передать своим юным слушателям-читателям.
На окраине Москвы, где жила Т. Александрова, лес превратился в парк, который теснят корпуса новостроек. Здесь родился жанр, который писатель и художник называла «портрет цветка». И не случайно художник Лев Токмаков отмечает: «Татьяна Ивановна не просто рисовала цветы, она вступала с ними в особые отношения, что подразумевало — не принести зла, не повредить, не помять». Татьяна Александрова не срывала своих хрупких героев. Ее «портреты цветов» начинались и заканчивались здесь же — на полянке диковатого парка, еще помнящего, как он был лесом. 

 

 
Смотришь на эти акварели и чувствуешь: цветок рисовала сказочница. В нем ненавязчиво проступает характер. Упрямая и жесткая крапива вся устремилась в высоту. Рассеянно-беззаботен одуванчик. Капризна и кокетлива пушистая кашка. На выставках дети останавливались и обсуждали, какой у цветов характер.
Вся жизнь Татьяны Ивановны была связана с детьми. Она им дарила героев мультфильмов, занималась с ними живописью в изостудии Дворца пионеров. Татьяна Ивановна любила рисовать детей. А что бы те не скучали, рассказывала им сказки. И на всех портретах дети серьезны, взволнованы необыкновенными событиями, о которых они слушают. Потому в ее книгах так много портретов малышей, сделанных карандашом и красками, легким пером и мягкими цветными мелками. 

 

 
Часто ходила с детьми в лес. «Рисуйте спокойно, - говорила она, - и начнется сказка». И в самом деле. Птицы и звери переставали бояться художников, и лес жил при них своей скрытой от других жизнью. Птицы подлетали, а звери подходили к людям. Дети и цветы — равноправные герои всего творчества Татьяны Ивановны Александровой. Ее детские портреты так же, как и творчество ее мужа, поэта Валентина Дмитриевича Берестова, проникнуты убежденностью: в «детстве, всего откровенней, без прикрас и возвышенных фраз, твой огонь, человеческий гений, зажигается в каждом из нас».
Десятилетиями хранились в альбомах и папках сотни ее рисунков. Мы увидели их лишь после смерти художника, когда выставка ее работ — «Портрет цветка, портрет ребенка» — побывала в самых престижных залах московских галерей, Петербурга, в Поленове, Жуковском, Боровске. Рисунки эти сродни дневнику, в них оживают дни напряженной и творческой жизни. Герои их как бы плавно пришли в сказки и рассказы писательницы.
Из художницы она постепенно стала писательницей. Где бы она ни работала, чем бы ни занималась, ее давнишняя знакомая — СКАЗКА — неотступно следовала по пятам, то прячась в эскизах и набросках картин, то складываясь в целые истории, которые художница придумывала для своих маленьких приятелей. А как, скажите, по-другому Татьяна Ивановна могла удерживать этих шустрых непосед все то время, пока рисовала их портреты? И постепенно из этих придуманных историй, из наблюдений за ребячьими играми, из ее собственных детских воспоминаний стали складываться книги. Татьяна решила написать и нарисовать книги и для их кукол «Сундучок с книжками» - игрушечная библиотека из восьми книжек, и восемь игрушечных учебников для «Игрушечной школы». 

 

 
Ее рисунки, рассказы и сказки печатались в «Мурзилке», «Веселых картинках».
 
 

 

В соавторстве с В. Берестовым вышла у нее в 1973 году повесть-сказка «Катя в игрушечном городе». Катя и её игрушечные друзья учат мечтать и фантазировать, помогают малышам лучше понять друг друга, радоваться доброте, отзывчивости героев. На каждой страничке игра сменяется игрой. Необычайно интересна жизнь знакомых, любимых персонажей в игрушечном городе. Вот озорная непоседливая мартышка. Она ловко кувыркается и весело всех передразнивает. Изображая вежливого пингвина, она нарочно путает слова: «Дорогие дети! Пожалуйста, если это вас, конечно, не затруднит, будьте так добры и любезны, как наша почтенная, всеми уважаемая Мартышка, и я полагаю, что за это вам, к. вашему сведению, будет показана шерсть. Прошу лупить и жаловаться». Когда читаешь о ней, даже слова и строчки произносятся быстро. У курицы совсем другой характер. Как беспокоится она о своих цыплятках: «Ах, беда! Они только ходят и поют и совершенно ничего не клюют! ...Ах-ах! Они чахнут! Ах-ах| Они сохнут! Ах-ах! Они дохнут!» Эту наседку легко представить, даже не глядя на рисунок. В восклицаниях «Ах-ах» прослушивается «Кудах-тах-тах!». Улыбку у детей вызывают и звучание слов, и облик курицы, и ее поступки. Пусть дети порадуются игре слов в песенке маленькой матрешечки, повторят дни недели вместе с верблюдами, которые запаслись водой перед выходом в Пустыню, ответят на вопрос, почему Зайчик любит зеленую подушечку в красный горошек. Катя и ее игрушечные друзья учат мечтать и фантазировать, помогают детям лучше понять друг друга, радоваться доброте и отзывчивости.
 

 

В сказке «Ляля Голубая и Ляля Розовая» дети встретятся со знакомыми им по предыдущей книжке игрушками. Две Ляли - это новые очень красивые куклы. В них ребята сразу же узнают неприглядные черты некоторых знакомых девочек. Над их недостатками дети посмеются, где-то посочувствуют им, а в конце и порадуются. Добрые книжки Александровой весело высмеивают зазнаек и лентяев, жадных и хвастливых. Кому из ребят хочется быть завистливым? Ведь в этом и признаться неловко. После чтения сказки-притчи «Старушка-Завидушка» не требуется нравоучений. Забавляя малышей, сказки дают возможность самим решить, что такое хорошо, а что такое плохо. Истории про кукол незатейливые, но очень славные и спокойные. Прочитав их, можно попытаться вместе с малышом сочинить пару-тройку историй о любимых домашних игрушках. Так книжки подарят вам не только хорошую добрую сказку, но и увлекательную совместную игру.
 
Все время писательница увлеченно исследовала все доступные ей источники по фольклору. Это было подготовкой к созданию лучшей ее книжки про домовенка Кузьку. Те, кто близко знал Татьяну Ивановну, говорят, что рождение домовёнка было не столько «трудным», сколько долгим и кропотливым: сказка складывалась в течение многих лет. (Собственно, удивляться тут нечего: у домовых сто лет за один год идет!) В первое издание вошла только первая повесть о Кузьке — реально лишь введение к основному тексту сказки. Первая часть трилогии – «Кузька в новом доме» была опубликована в 1975 году, затем появились «Кузька в лесу» и «Кузька у Бабы - Яги». 



Их герои живут в современном мире, но они носители народных традиций. Их речь переполнена пословицами, поговорками, дразнилками. Таким образом, трилогию о Кузьке можно считать занимательным словарем старинного русского языка, а еще это своеобразная энциклопедия нечисти, ведь здесь и кикиморы, и лешие, и русалки, и водяные, и домовые, и многие другие персонажи волшебных сказок.
Бывают сказки, хранящие в себе тепло деревенской печки и тихого бабушкиного голоса, который поведает на сон грядущий и о леших, и о домовых, и о кикиморах болотных… Татьяна Ивановна Александрова написала как раз такую сказку, на редкость уютную и добрую. Из народных сказок пришел в ее рисунки маленький герой Домовенок Кузька, которого сегодня так хорошо знают все любители мультфильмов. 

 

 

 

 
Он сыплет пословицами, знает деревенские обычаи не понаслышке. Он помогает маленьким горожанам открывать для себя увлекательный и мудрый мир народной культуры. Поэтому, затаив дыхание, следят дети за его приключениями. Юный, но весьма рассудительный и хозяйственный домовёнок Кузька настолько обаятелен и «реален», что редкий ребёнок устоит перед желанием поискать и у себя в квартире подобного представителя славного рода домовых. Во всяком случае, родители вполне могут включиться в эту игру. А уж приспособить любую шкатулку под волшебный сундучок — и вовсе пара пустяков. Главное, потом не забывать о нём, открывать почаще и доставать оттуда новые истории, а попросту — сочинять их вместе с малышом. Одно из достоинств сказки о Кузе в том, что это книжка-игра. После чтения она не кончается. Дети могут лепить, рисовать её героев, делать их из шишек и других материалов. А затем создавать для них ситуации, описанные в книге и дополненные собственной фантазией.
В «Кузьке» особенно ярко отразилась любовь автора к деревне, к природе. Поговорите с детьми о том, как вспоминает домовенок маленькую деревню у небольшой речки, где все избы хороши, а его лучше всех. Спросите, запомнилось ли им, что Кузя узнал от Лешика о лесе, деревьях, кустарниках и чем занимались после грозы Диадох с внуком. Пусть вспомнят, как в тоске по дому домовенок перечисляет, чем отличается огород от лесной полянки. Малыши любят Кузьку за доброту и сообразительность, за веселые его придумки, за то, что умеет и сказки рассказывать, и на птичьем да зверином языке разговаривать. Хоть он и молоденький домовеночек, всего семь веков ему, но он уже знает о том, как плохо жить без друзей, и о том, что друзья очень отличаются от «просто знакомых». Он с благодарностью помнит о добрых делах и сам готов прийти на помощь Предчувствие счастливой развязки помогает малышам переживать все Кузькины беды. Жалость и сочувствие, желание помочь домовенку сменяются радостью от победы добра над злом. И в этой борьбе они ощущают себя соучастниками.

 

 
Домовенок Кузька Татьяны Александровой ничуть не менее популярен героев Дружкова — Карандаша, Самоделкина, героев Э. Успенского — Чебурашки, крокодила Гены. Со страниц книги он шагнул в мультфильм и сразу стал известным и популярным. Кузька зажил самостоятельной жизнью и пошел гулять по детским утренникам, обживаться в детских играх и рисунках. Так же, как Незнайка, Чебурашка или Винни-Пух. Такая самостоятельность — безусловное свидетельство писательской удачи: значит, герой состоялся, получился живым и ко времени. Кузька заговорил и по-японски в переводе госпожи Саяки Мацуя и очень понравился японским детям. «Кузька» — любимая сказка и у наших детей. В некоторых школах и библиотеках есть уголки Кузьки, где он живет и с ним играют малыши.
 
У Александровой есть трогательная книга рассказов о своем детстве «Друзья зимние, друзья летние». Главное в этих рассказах – семья, честность и порядочность отца и матери и старой няни, и доброе отношение ко всем окружающим. С любовью и детской непосредственностью рассказывает маленькая героиня о своих подружках: зимних – в городе и летних на даче. Много других сказок и рассказов, но они не настолько известны. Книга «Сказки мудрого профессора» появилась в 2010 году, хотя была написана очень давно. В ней собраны старинные традиции и обряды, часто упоминается русская печь, лешие, домовые и кикиморы. Герои этой книги живут в современном мире, хотя и по старым правилам. Интересовали Татьяну Ивановну наука и люди науки: она слушала научные доклады, рисовала ученых. Придумывала сказки про роботов, про космические корабли, невидимые планеты и планетки, в каких школах станут учиться дети будущего. В 2001 году московское издательство «Дрофа» выпустило сразу три тома сказок Берестова и Александровой. Кроме уже известных произведений была впервые напечатана фантастическая повесть «Таинственная тетрадь», которую сказочница закончила незадолго до смерти. Книги автора полюбились не только детям, но и взрослым. Многие замыслы Татьяны Александровой остались невоплощенными. Один из них — убежденность в том, что «Толковый словарь великорусского языка» Владимира Даля должен быть знаком детям, должен войти в их жизнь. Такой «Толковый словарик» для семейного чтения по материалам Даля подготовили  Валентин Берестов, сестра Татьяны Александровой Наталья Александрова, а в оформлении использованы ее рисунки.
В последние годы жизни Татьяна боролась со страшной и мучительной болезнью. Писательница умерла в Москве 22 декабря 1983 года. И все хорошее, что случилось с Кузькой, произошло после ее смерти… Вышел первый мультфильм о домовёнке - «Дом для Кузьки». Сейчас продолжение приключений домовёнка Кузьки пишет художница, детская писательница Галина Владимировна Александрова - дочь Татьяны Ивановны… Вне творчества, вне добра, без повседневной заботы о близких людях не может быть настоящей жизни. Об этом думаешь, когда читаешь сегодня книги Татьяны Александровой или просматриваешь ее рисунки. Она знала, что так будет, и часто повторяла: «Искренности, радости творчества, вдохновению научить нельзя, ими можно только заразить». Благодаря ей дети учатся фантазировать, воображать и создавать свои увлекательные истории.
 
 
 

Вернуться к списку